Голые стволы Москвы

Начинается обрезка деревьев и кустарников. Почему в Москве деревья обрезают так ужасно? И как с этим варварством бороться?

Беспощадное кронирование деревьев – новая московская проблема. Жители самых разных районов Москвы то и дело сообщают о шокирующем зрелище: от деревьев после обрезки остается по полствола без единой ветки. «Это вообще законно?!», – вопрошают они. «Да не очень», – признают экологи.

К примеру, в одном из постов в группе «Район Алексеевский/Останкино/Ростокино» местная жительница написала, что почти под корень спилили сирень и жасмин, которые активно цвели прошлым летом, а значит, называть их сухостойными, как минимум, нечестно.

А ее соседи были в ужасе от облысевших улиц Ярославская и Большая Марьинская, где на месте роскошных тополей остались огарки стволов.

Дело в кроне

Исследователь антропогенного воздействия на экосистемы рекреационных зон Москвы и Подмосковья Анастасия Яновская признает, что кронирование необходимо многим растениям (при обрезке ветвей срезаются так называемые точки роста, они активно ветвятся – например, это касается кустов сирени, которой обрезка молодых ветвей в период вегетации позволяет в разы увеличить количество цветов), однако существуют определенные правила.

«То, что происходит сейчас, делается самым варварским способом непрофессиональными работниками. После их «работы» этого остаются пеньки и голые стволы, лишенные почти полностью листвы, и растению сложно восстанавливаться, если оно вообще выживает. Я видела, как от огромных кустов после такой обрезки оставались одни прутики!».

Важно различать кронирование и обрезку. При первом удаляется очень много ветвей (вплоть до того, что остается только ствол), при втором – лишь часть.

По словам Яновской, в крупных городах есть смысл кронировать тополя (что регулярно делалось еще во времена СССР), для того, чтобы легче дышалось аллергикам, город не засыпало тоннами тополиного пуха и чтобы контролировать популяцию тополиной моли. При этом во дворах и парках значительно подпиливают только накренившиеся или слишком высокие деревья, представляющие угрозу или загораживающие свет в квартиры (и то, по просьбам жильцов и со специальным разрешением). Просто так рубить деревья нельзя, как это ни странно, даже на собственном дачном участке – требуется порубочный билет, иначе можно познакомиться с правоохранительными органами и заплатить крупный штраф.

Читайте также  В ДФО до конца года начнут выдавать ипотеку под 2% годовых

Отдельная часть обрезки кустов и деревьев (формально это не кронирование), происходит вдоль электрических трасс. Густая растительность не позволяет электрикам и связистам обслуживать провода и во время ураганов несет угрозу обрывов из-за падающих деревьев. Такой обрезкой занимаются сами электрики. Кусты вдоль пешеходных дорожек в городе, говорит Анастасия Яновская, подрезают для того, чтобы они не заходили на пешеходный асфальт или дорогу. Для этого существуют нормы расстояния между крайними ветками и краем асфальта.

Кому это надо?

Но судя по жалобам горожан, очень часто в Москве спиливаются не только те деревья, которые опасно нависают или мешают проводам, но и вполне себе «законопослушные». С ними-то что не так?

В конце февраля депутат района Черёмушки Юлия Щербакова тоже писала о повсеместной варварской обрезке деревьев. В своем посте Щербакова объяснила, откуда, простите за каламбур, растут корни у столь тотальной обрезки.

По словам депутата, все очень хорошо финансируется: в том числе новые деревья. 

Но старые здоровые деревья просто так не спилишь, поскольку это запрещено законом. Поэтому им проводят кронирование особого типа – фактически, под пень. Оставшийся без ветвей обрубок вскоре выпускает новые ветви, но сам начинает гнить. Корни при этом, разумеется, слабеют, ветви (а нередко и все дерево) падают от порывов ветра. Вот теперь остаток некогда полноценного дерева можно спилить как сухостой на законных основаниях, а на его месте посадить «компенсационную посадку», которая как показывает практика, приживается довольно слабо, потому что за ней никто не следит и не ухаживает, хотя деньги выделяют. История рискует повториться.

«Проблема еще в том, что содержание зеленых насаждений в городе очень не прозрачно. Жителей никак не уведомляют о грядущей обрезке. Подчас на месте нет порубочных билетов, а значит, работы ведутся незаконно. Профессионалы за процессом не следят, так что дерево обрезают варварски до пенька. У заказчика есть возможность оштрафовать нарушителя, но ветки же обратно не отрастут…».

Читайте также  Не резиновая. Что ждет переуплотненную Москву?

Юлия Щербаковадепутат 

Кроме того, говорит депутат, часто опиливают деревья по заявкам на портале «Наш город». Процессы там контролирует мэрия, и все заявки стараются выполнять, не спрашивая, действительно ли это необходимо. Выходит, эксперты не анализируют ситуацию, а деревья уничтожают ради показателей.

Как правильно

Экологи разработали специальную инструкцию о том, как правильно кронировать растущие в городе деревья. 

Арборист Кирилл Юриков говорит, что обрезать деревья можно в период с осени по весну, хотя санитарную обрезку с удалением сухих и больных ветвей можно проводить в любой сезон.

При этом, рассказал специалист ЦИАН.Журналу, кронирование и формовочная обрезка для каждой породы дерева проводится в определенные временные рамки сезона, которые связаны и с местом нахождения дерева.

«Кронирование в период сокодвижения не производится вовсе, так как это большой стресс для дерева. Если в этот период дерево все же кронировать, то с вероятностью 50-70% оно умрет», – говорит Юриков.

По правилам, ветки должны срезаться как можно ближе к стволу, чтобы впоследствии не образовался сучок. Иначе рана будет долго затягиваться, кора засохнет и отслоится, а сам ствол начнет гнить. Спил при этом должен быть гладким и без зазубрин.

Источник схемы: сайт компании НОБИЛИ  

«То, что делают в Москве муниципальные службы, – это варварство от безграмотности исполнителей. Им сказали отпилить – они отпилили, но никто их не обучает делать это правильно. Профессиональных арбористов им нанимать невыгодно», – признает собеседник ЦИАН.Журнала.

Что делать?

Как говорит Юлия Щербакова, помочь может только контроль.

1. Необходимо еще на этапе обрезки проверить разрешительные документы и проследить, чтобы деревья обрезали правильно. 

2. У рабочих нужно потребовать порубочный билет (в нем должно быть указано количество деревьев, по которым могут вестись работы и назначение самих работ: кронирование и омолаживающая обрезка – это не одно и то же!) и перечетную ведомость

Читайте также  В Москве не будут вводить пропускной режим передвижения по городу

Перечетная ведомость – официальный документ в форме таблицы, в которой перечислены все зеленые насаждения; это свой инвентаризационный акт, где указано, какие растения подлежат спилу, кронированию, выкорчевыванию и т.д. 

3. Необходимо также спросить, кто на ведущихся работах старший, и выяснить его компетенцию — знает ли он, как правильно вести работы. 

4. Контролировать, чтобы потом за деревьями ухаживали! В городе их надо и поливать, и подкармливать.

Если что-то не так, звоните в Департамент природопользования 8(495)7777777 и в полицию.

Фото:  Антон Снигиров, (vk.com/sovietmoscow,) Юлия Судакова